Никто не забыт?!


В сентябре нынешнего года исполнится ровно год с тех пор, как в зону АТО для поиска погибших и пропавших безвести украинских военных отправилась первая группа волонтеров ВОО «Союз «Народная Память». Триста дней и триста ночей… Как быстро пролетело время. Проект по поиску безвести пропавших получил статус официальной миссии, ее название – «Эвакуация-200» («Черный Тюльпан»).

За это время мы прошли множество испытаний. При содействии Международного Комитета Красного Креста, благодаря поддержке неравнодушных людей мы смогли обустроить базу для участников миссии, обзавестись транспортом, экипировкой, расходными материалами (мешки для тел, респираторы, средства личной защиты). Пережили зимние холода, частые поломки машин, острую нехватку денег на поддержание миссии. Попадали и в, мягко говоря, стрессовые ситуации, когда недалеко от тебя разрываются артиллерийские снаряды, трещат пулеметные очереди, небо перечеркивают следы от трассирующих пуль.

Несмотря на неспокойную обстановку в зоне АТО, миссия «Черный Тюльпан» продолжается и по сей день. Мы научились приспосабливаться к напряженным, рискованным условиям работы. Для многих из них ужасы войны – это уже неотъемлемая составляющая работы там, на неподконтрольной украинским военным территории. С сентября прошлого года наши ребята под руководством Управления гражданско-военного сотрудничества Министерства обороны сумели обнаружить и вывезти порядка 600 пакетов с телами и фрагментами тел. У кого-то жизнь только начиналась, кто-то был уже в возрасте. Невыносимый запах изувеченных тел, горелый смрад покореженной и выжженной техники, черные мешки для трупов, морги… Как это ни странно, но к этой страшной картинке постепенно привыкаешь.

Но вот с чем до сих пор трудно смириться, так это с тем хаосом, который царит в процессе поиска погибших и пропавших безвести. Еще прошлым летом, когда СМИ буквально запестрили сенсационными сводками о тяжелых потерях среди украинских военнослужащих, государство предприняло попытку создать систему идентификации погибших военных.

Надо признать, что отчасти эта затея была реализована. Если примитивно описать схему проведения опознания, то выглядит она следующим образом: в органы судебно-медицинской экспертизы поступает тело неопознанного военнослужащего. Родственники бойца, который пропал безвести в зоне АТО, делают тест ДНК. Путем сравнения их образцов ДНК и образцов погибшего проводится экспертиза. Если исходные данные совпадают, то личность бойца устанавливается. Если же совпадение не обнаруживается, тело погибшего отправляют в могилу с шаблонной табличкой на надгробном кресте «Временно неопознанный защитник Украины».

К слову, представитель Украины в гуманитарной подгруппе трехсторонней контактной группы, народный депутат Ирина Геращенко на прошлой неделе сообщила, что почти 1200 украинцев числятся в списках пропавших без вести..

Кто-то может быть в плену, кто-то – погиб. Родные ждут сына дома, надеются, что он жив. А мы, тем временем, возможно, находим как раз его тело где-то в донецкой степи посреди разбитых позиций украинских войск. Кладем в мешок и грузим в наш «Тюльпан». Воина ждут дома. Там еще даже не догадываются о том, что больше никогда не увидят сына, отца или мужа живым. А мы уже знаем, что скоро кому-то отправится листок со страшным названием «похоронка». Это, конечно, если тело опознают.

Скольких из тех, о которых говорила Геращенко, и как быстро удастся обнаружить поисковикам миссии «Черный Тюльпан» – трудно сказать. Но, как мне кажется, государство должно решать подобные проблемы также оперативно, как и вручает повестки военнообязанным. Между тем, бюджет Министерства обороны на этот год составляет порядка 50 млрд. грн. Не берусь судить много это или мало. Но ни копейки из этих денег не предусмотрено на проведение работ по поиску тех, кто пропал безвести, чьи тела до сих пор невозможно найти.

Как показывает практика, переложить функцию поиска безвести пропавших и погибших бойцов на плечи волонтеров – это удобно. Но это не решение проблемы. Знаю это на примере миссии «Черный Тюльпан». Да, нам обеспечивают выезд как на «те» территории, так и на местности, которые контролируются ВСУ. Нас сопровождают и там, и здесь. Зачастую нас даже информируют о том, где могут находиться тела погибших. Это экономит уйму времени. Мы перемещаемся по «зеленым» коридорам, договориться об обеспечении которых не так-то и легко. Мы – участники официальной миссии, нас признают и там, и здесь.

Но при этом, наша документация, которую мы ведем в ходе работ (протоколы изъятия тела, протоколы эвакуации погибших, описи личных вещей, фотографии и т.д.) не имеет статуса официальных документов. Соответственно, возникают сложности с приобщением этих документов, которые могли бы помочь установить личность погибшего, к материалам, которые составляются в моргах. По сути, наше взаимодействие с органами судебно-медицинской экспертизы проходит в неофициальном формате. Причиной тому является отсутствие какого-то нормативного (подзаконного) акта, который регулировал бы наши полномочия, закреплял официальный статус за нашей документацией и оговаривал вопросы сотрудничества с органами судебно-медицинской экспертизы.

На телефон «горячей» линии миссии очень часто поступают звонки от матерей и жен, которые проводят собственные расследования – ищут пропавших безвести. Они месяцами созваниваются, выходят на представителей «той» стороны. В общем, правдами или неправдами как-то пытаются найти человека, даже добывают распечатки операторов сотовой связи, по которым можно узнать, когда и где человек последний раз был в сотовой сети. И вот когда они с тобой начинают общаться, «вываливают» полученную информацию, ты с ужасом понимаешь: у нас нет единого органа, который занимался бы сведением такой информации в общую базу.

Бесценные описания, составленные волонтерами, по сути, игнорируются. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы прийти к выводу: при таком положении дел возрастает вероятность того, что доставленный нами боец, скорее всего, не будет идентифицирован, оставшись неопознанным. До меня просто не доходит: почему не наладить взаимодействие волонтеров и должностных лиц, имея для этого все возможности?!

Мы работаем в АТО уже девять месяцев, постоянно сообщаем об этой системной проблеме. Увы, но воз и ныне там. Написаны десятки официальных писем на имя различных высокопоставленных лиц, но все без толку. Документы, которые мы составляем в процессе поиска бойцов, до сих пор не имеют официального статуса ввиду того, что до сих пор нет утвержденного на государственном уровне порядка проведения поисковых работ.

Не устану повторять и о том, что государство до сих не выделило ни копейки на проведение поисковых работ. Нет даже намека на какую-то более-менее внятную программу поиска тех, кто погиб или пропал безвести в зоне АТО. В марте этого года в законодательство, регулирующее вопросы волонтерской деятельности, были внесены изменения. В частности, парламентарии уточнили права и обязанности волонтеров, затронули процедуру страхования их жизни и здоровья. Глава государства подписал соответствующий закон. Но почему-то разработчики документа вновь обошли вниманием процесс взаимодействия волонтеров и профильных государственных органов. Пробел в процедуре поиска и идентификации безвести пропавших бойцов не заполнен и по сей день. Какое-то неправильное отношение к погибшим. Согласитесь?

Между тем, на механизм решения этой проблемы нам уже указали из Европы.

25 июня 2015 года Парламентская ассамблея Совета Европы одобрила резолюцию, посвященную судьбе тех, кто пропал безвести в ходе вооруженного конфликта в нашей стране.

Документ содержит детальные рекомендации для нашей власти касательно того, как необходимо заниматься поиском этих людей. Ознакомиться с ней можно по этой ссылке: http://www.eurointegration.com.ua/articles/2015/06/25/7035273/

Пункт № 7 гласит: «Асамблея також закликає органи української влади:

7.1. створити спеціалізований урядовий орган, доручивши йому координацію роботи всіх державних і неурядових організацій, що працюють у проблематиці зниклих безвісти осіб, і, зокрема:

7.1.1. забезпечити достатні бюджетні кошти для його функціонування;

7.1.2. створити і підтримувати єдиний реєстр даних щодо зниклих безвісти осіб під час конфлікту в Україні;

7.1.3. забезпечити адекватне фінансування для заходів з розшуку;

7.1.4. розробити механізм державної компенсації і підтримки сім’ям зниклих безвісти осіб і забезпечити, щоб ці сім’ї були поінформовані про існування цього механізму;

7.1.5. долучити до її роботи неурядові організації, асоціації волонтерів і представників сімей зниклих безвісти осіб».

Ознакомившись с этим документом, складывается впечатление, что наши письма с рекомендациями и предложениями по организации поисковых работ прочли не в тех инстанциях, куда мы обращались, а в Парламентской ассамблее Совета Европы – настолько схожи наши идеи и позиция европейцев.

У нас есть хороший фундамент для реализации европейских рекомендаций: имеем в наличии практический опыт поисковых работ в зоне АТО, есть команда опытных волонтеров, которые уже почти год занимаются (весьма успешно) поиском пропавших безвести. Есть и структура в Вооруженных Силах Украины – Управление гражданско-военного сотрудничества, которое занимается координацией гуманитарной миссии «Эвакуация-200».

Увы, но к нашим рекомендациям и наработкам, которые основываются на чуть ли не годовой опыт работы в зоне АТО, на государственном уровне не прислушались. Остается надеяться, что чиновники прислушаются к аналогичным рекомендациям от Парламентской ассамблеи Совета Европы.

В завершение добавлю: как принято говорить, война не закончится до тех пор, пока не похоронен последний солдат. Влиять на сроки завершения этого конфликта мы, к сожалению, не в силах – мы не политики, а волонтеры. Но общими усилиями мы способны свести к минимуму появление обезличенных, безымянных могил с надписью «Временно неустановленный защитник Украины».

До тех пор, пока описанные проблемы не будут решены на законодательном уровне, в поиске безвести пропавших и в идентификации личностей погибших будет продолжаться та неразбериха и бардак, который мы наблюдаем сегодня.

Глава ВОО «Союз «Народная Память»

Ярослав Жилкин

Advertisements

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s